Статья "О фанере"

Автор: 
Хелен Хансенн
Дата первой публикации: 
июн 2007

Выступления под фонограмму давно заклеймены музыкальной общественностью и даже где-то признаны нарушением закона. Принято также считать, что "фанера" — чисто российское "преступление против зрителя". Мнение это в действительности содержит некоторое заблуждение.

Невежество и полное отсутствие толкования этого явления сводит на нет любой спор на тему "извлечения односторонней выгоды". Фонограммой принято называть плейбек (от англ. playback — проигрывание, воспроизведение). В развитых странах частичное применение плейбека в целях насыщения живого звучания допустимо и считается вполне добросовестным художественным приемом — так называемый халф-плейбек (англ. half-playback — полупроигрывание). Однако провести четкую границу между "заменой" и "обогащением" без специальных экспертиз не так-то просто.

Существует великое множество разновидностей фонограмм. Фонограммы, представляющие собой обычную стереофоническую запись номера с голосом, называют "плюсами", а инструментальные фонограммы, подразумевающие живое вокальное исполнение, — соответственно, "минусами". В каждом случае количество записанных инструментов может отличаться: минусы могут содержать приглушенную вокальную дорожку — "подложку" — для обеспечения должной плотности звучания всего номера, барабаны могут быть записаны не полностью, клавишные и бас могут быть не записаны вовсе. Несмотря на то, что "плюсы", по сути, являются всего лишь частным случаем одного из вариантов применения фонограммы, народное негодование чаще всего обращено в сторону открывающих рот или подпевающих себе поверх фонограммы вокалистов. Причина невозможности или нехотения бороться с фонограммой кроется в умелом манипулировании терминологией и подмене морально-этического аспекта — имитации исполнения — техническим. Но публика не обязана вникать во все нюансы трактования "фанер", а потому, отождествляя применение плейбека с халтурой, клеймит использующих фонограмму артистов без разбору.

Как бы там ни было, присутствие фонограммы далеко не всегда связано с обманом. Изначально, плейбек — это эталонная многодорожечная запись живого выступления, изготовленная в студийных условиях и предназначенная для обеспечения присутствия в миксе инструментальных либо вокальных партий, которые корректно воспроизвести со сцены имеющимися техническими средствами не представляется возможным.

При создании фонограммы имеет смысл пересмотреть оригинальную аранжировку и выкинуть из нее (учитывая предполагаемое звуковое давление и специфику концертного звучания) все непринципиальные с художественной точки зрения партии, а также соблюсти паритет между тем, что люди услышат, и тем, что они увидят. Хотя в записи номера могут участвовать совсем не те, кто потом будет выступать со сцены, звучание заготовленной фонограммы не должно оставлять сомнений в том, что все играется именно вживую.

Для создания эталона все записываемые в студии инструменты и применяемые комплекты микрофонов должны быть идентичны используемым на выступлении. Вокалист также должен спеть свою программу в тот же микрофон, с которым будет потом стоять на сцене. Записанные партии не подлежат частотной коррекции, но должны быть выровнены по вертикали и горизонтали в четком соответствии с эталонным исполнением. Партии, которые еще как-то могут быть воспроизведены музыкантами со сцены, должны быть сохранены на отдельных треках без обработок, а те, что создаются путем сложных манипуляций с настройками приборов, и, соответственно, не могут быть воспроизведены со сцены ни при каких обстоятельствах, могут быть смикшированы. Коллектив, имеющий на руках записанный в студии эталон выступления, получает возможность "наиграть" материал за сравнительно короткий отрезок времени, а также в любой момент заменить если не все, то хотя бы часть записанных партий на живые, и наоборот. Заготовленная студийная запись не должна ограничивать возможности для живых импровизаций. Поскольку звукоинженеру предстоит скрестить живое с мертвым, то есть обслужить не одну, а уже две программы, идущие синхронно в параллельных измерениях, можно говорить не о снижении нагрузки на исполнителя, а лишь о ее перераспределении.

Барабаны дублировать фонограммой в полном объеме не стоит. Плейбек может помочь создать заграждение, обеспечивая комфортные условия для игры барабанщика, а также разгрузить насыщенные партии. Плейбек также может быть использован в качестве важной ритмической основы, поверх которой барабанщик может играть все, что захочет. Насыщенности и плотности звучания ритм-секции следует уделить особое внимание, поскольку в ней сосредоточена вся энергия номера. Для корректного воспроизведения плейбека следует добиться точного баланса между подзвученной ударной установкой и записью. Синхронность обеспечивается двумя тактами предварительного отсчета палочкой по ободу.

Все фактурно-ритмические "подкладки" клавишных по математическим соображениям в большинстве случаев идут с фонограммы, а артисту предоставляется возможность играть заполняющие и фоновые партии. Располагаясь преимущественно в средней и средне-верхней частях диапазона, эти элементы фактуры являются самыми большими раздражителями слухового аппарата человека, и, играя их уровнями, можно в известной мере управлять настроением аудитории — если требуется раскачать публику, звукоинженер делает ритмическую составляющую громче; если есть желание привлечь внимание зрителей к каким-то художественным моментам программы, делает тише.

Несмотря на то, что в роли гитаристов часто выступают смазливые статисты, тем, кто способен хоть что-то сыграть для оживления фонограммного действа, предпочтительно поручить игру всех ритмических фактур поверх фонограммы, а тем, кто инструментом владеет в достаточной степени — солирующих партий без каких-либо подложек.

Главный враг выступлений под полную или частичную, а тем более, плюсовую фонограмму — непредусмотрительность. Следует подумать о двусторонней связи со сценой, чтобы обе стороны имели возможность оперативно реагировать на поступающие в ушные мониторы инструкции. Избавьте вокалиста от подачи на пульт спорных жестов — выдайте ему петличку. Самый распространенный прокол среди фанерщиков, работающих под плюс — выкрики в зал в паузах в выключенный микрофон, причем это ошибка не столько вокалиста, сколько дремлющего звукоинженера, реакция которого должна быть просто молниеносной. Если уж вы не можете заставить вокалиста помалкивать в паузах, оставьте его микрофон включенным. Вокалист может либо петь дублем поверх фонограммы, уплотняя вокальную дорожку и давая звукоинженеру возможность "накачать" микс, либо все же помалкивать, открывая немой рот, имитируя тем самым исполнение, как это делает подавляющее большинство ветеранов "концертного движения".

Технологии работы с вокальной фонограммой за последнее время продвинулись так далеко, что наличие плюса далеко не всегда замечают даже стоящие рядом музыканты. Высший пилотаж, самый изощренный и технически сложный способ применения фонограммы — выступление только под вокальную звуковую дорожку, сопровожденную метрономом, размечающим не только временную сетку, но и части произведения. Даже изучив всю маршрутизацию вдоль и поперек, уличить коллектив в применении такой фанеры практически невозможно. Подобные постановки проходят незамеченными даже там, где с фонограммой борются с особым энтузиазмом. Применение радиосистем делает возможным проведение подобных выступлений в сборных концертах, а также снимает все ограничения на выступления на маленьких площадках, где зритель сидит у тебя прямо на плече, и где сведение звуковой картинки происходит не в пульте, а буквально в головах слушателей.

Запись такой фонограммы не представляет никаких трудностей — достаточно просто "ледоколом" напеть все без ошибок, и смонтировать все без спецэффектов и очевидных признаков наложения. Записанный вокальный трек обязан сохранить все нюансы живого исполнения, включая все непринципиальные с художественной точки зрения огрехи и наборы воздуха. Драматургия номера должна быть очевидной для всех музыкантов, а все, что требуется от вокалиста — бесподобная артикуляция. Все это достигается путем тренировок и многократных репетиций.

За применением плейбека следит размещенная либо в кармане сцены (у мониторного пульта), либо в "доме" (у главного пульта) специально обученная бригада технических специалистов, формирующая "скелет микса". Удобство первого размещения в том, что коммутацию можно организовать таким образом, чтобы на главный пульт приходила уже сформированная совокупность сигналов, которые требуется просто свести, а удобство второго — в наличии визуального мониторинга сцены и более объективного контроля за происходящим на ней. Какой из вариантов размещения окажется предпочтительней, сказать трудно, поскольку это зависит не только от технологии применения фонограммы, но также от возможности заниматься подобными фокусами на открытом всеобщему обозрению пространстве. Скажем, особой любовью у автора пользуется Ледовый дворец в Санкт-Петербурге, где на одной площадке одновременно выступают две группы — артистическая и техническая. На сборных концертах пульт традиционно стоит в центре зала на одном уровне со зрителями за символическим ограждением. При этом расстояние от зрителя до пульта составляет не более двух метров, и любой желающий может не только слышать все разговоры у пульта, но и воочию обозревать работу сменяющихся от номера к номеру "специалистов", делающих одну и ту же работу — установку минидиска и натаптывание педали дилея. Передать идиотизм происходящего просто невозможно — это нужно видеть своими глазами.

Надо сказать, что для устроителей выбор фонограммы как единственно верного и надежного способа проведения мероприятия на должном уровне никогда не был сложным (и вопрос здесь не только в экономике), тогда как для некоторых артистов фонограмма может стать настоящим испытанием, поскольку подобное выступление требует от них немалого количества антидепрессантов и серьезной "спортивной" подготовки.

Большой ошибкой будет полагать, что плейбек используется только в поп-концертах. Он используется практически везде, где фактура звука доминирует над гармонией и мелодией. Сутками изобретая звуки, пропуская звучание инструментов через сотню примочек и фильтров, разворачивая воспроизведение задом наперед, обрабатывая таким образом и разворачивая обратно, музыканты создают звуковые ландшафты, которые ни при каких обстоятельствах невозможно воспроизвести живьем. Использование плейбека в гастрольной деятельности решает самые разные задачи, и совершенно непринципиально какими техническими средствами он воспроизводится. Автору приходилось сталкиваться даже с диджейскими вертушками, в торец которых с огромной любовью и аккуратностью были врезаны всевозможные проигрывающие устройства, начиная от MP3плееров и заканчивая минидисками.

Альтернативные музыканты или рокеры также не гнушаются фонограммой... Например, Эрик Клаптон пользовался плейбеком еще во времена своей молодости, когда c Джеком Брюсом и Джинджером Бэйкером частенько изображали игру четверых (гитара Джека Брюса в действительности содержала не одну, а две партии, записанные наложением). В Советском Союзе фонограмма впервые дала о себе знать на съемочной площадке "Голубого Огонька", но не в качестве обогащения звучания музыкального номера, а как мистификация исполнения. Ославились все. Запись посредине номера остановилась, и ничего не понимающие артисты после возобновления воспроизведения вместо того, чтобы просто подхватить слова и продолжить открывание ртов, начали "нагонять" песню, пропевая ее с самого начала (!) до текущей позиции в экстремально ускоренном режиме. Я думаю, тот праздник идиотизма стал днем рождения не только отечественной фонограммы, но и отечественной синхронизации. Наличие у безусловно художественного и очень полезного явления — фонограммы — столь серьезной родовой травмы, тяжелыми осложнениями отзывается нашим артистам и по сей день.

Автор выражает глубокую признательность главному редактору журнала "Звукорежиссер" Анатолию Вейценфельду и генеральному продюсеру "ВВС Продакшн" Валерию Матвееву за помощь в работе над материалом.

Присылайте вопросы и предложения по адресу helenathansenn [dot] ru.

4
Ваша: нет Средняя: 4 (голосов: 1)

Реклама

Рейтинг@Mail.ru